Главная » 2012 » Июль » 17 » Приговор по ст.158
18:38
Приговор по ст.158
П Р И Г О В О Р
именем Российской Федерации
с. Икряное 27 июня 2012 года
Икрянинский районный суд Астраханской области в составе судьи Кузнецова В.А.,
с участием государственного обвинителя прокурора Икрянинского района Астраханской области Аранова С.А.,
потерпевшей С.Е.,
подсудимых Ч. Н.Ф. и А. Ф.К.,
защитников - адвокатов Алтабаева И.С., представившего ордер <номер изъят> от <дата изъята> и удостоверение № 17 и Козлова М.К., представившего ордер <номер изъят> от <дата изъята> и удостоверение № 196,
при секретаре судебного заседания Глазуновой З.В., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Икрянинского районного суда в общем порядке уголовное дело в отношении
Ч. Н. Ф., родившегося <дата изъята> в <адрес>, зарегистрированного в <адрес>, проживающего в <адрес>, имеющего <данные изъяты>, судимого <дата изъята> и.о. мирового судьи СУ <номер изъят> - мировым судьей СУ № <адрес> по ч. 1 ст. 158 УК РФ к лишению свободы на срок 8 месяцев, освободившегося <дата изъята> по отбытию срока, <дата изъята> и.о. мирового судьи СУ <номер изъят> - мировым судьей СУ № <адрес> по ч. 1 ст. 158 УК РФ к лишению свободы на срок 10 месяцев, освободившегося <дата изъята> по сроку отбывания наказания, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 228 УК РФ, пунктом «а» части 3 статьи 158 УК РФ,
и
А. Ф. К., родившегося <дата изъята> в с. <адрес>, проживающего в <адрес>, имеющего <данные изъяты>, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного пунктом «а» части 3 статьи 158 УК РФ,
УСТАНОВИЛ:
Ч. Н.Ф. и А. Ф.К. совместно и по предварительному сговору совершили кражу чужого имущества из жилища в <адрес>, а Ч. Н.Ф., кроме того, незаконно приобрел и хранил без цели сбыта наркотическое средство в крупном размере в районе <адрес> и в <адрес> при следующих обстоятельствах.
В конце <данные изъяты>, более точное время не было установлено, Ч. Н.Ф. на участке местности у <адрес> в районе <адрес> собрал руками листву и верхушечные части дикорастущего растения конопля, умышленно и незаконно приобрёл указанным способом без цели сбыта наркотическое средство растительного происхождения в крупном размере - марихуану массой <данные изъяты>, которое незаконно хранил при себе в <данные изъяты> без цели сбыта.
В начале <данные изъяты>, более точное время не было установлено, проживая в доме по <адрес> в <адрес>, Ч. Н.Ф. оставил в указанном домовладении <данные изъяты> с незаконно хранившимся в них наркотическим средством в крупном размере - марихуаной массой <данные изъяты>, где оно незаконно хранилось Ч. Н.Ф. без цели сбыта до его изъятия сотрудниками полиции <дата изъята>.
<дата изъята> Ч. Н.Ф. и А. Ф.К., предварительно договорившись между собой о краже, взломав навесной замок на входной двери жилого дома по <адрес> в <адрес>, незаконно, с целью хищения проникли в указанное жилище, откуда совместно, умышленно и тайно похитили принадлежащий С.Е. <данные изъяты> стоимостью <данные изъяты> распорядились похищенным имуществом по своему усмотрению, чем причинили потерпевшей С.Е. значительный материальный ущерб в указанном размере.
Подсудимый Ч. Н.Ф. в судебном заседании, признав себя виновным в краже, в незаконных приобретении и хранении наркотического средства виновным себя не признал.
По существу предъявленного обвинения Ч. Н.Ф. в суде показал, что они с А. действительно взяли <данные изъяты>, но дверь была открыта, и замок они не ломали. Он жил в доме С, которая разрешала ему приходить, в <данные изъяты> После получения денег от продажи <данные изъяты> он направился к другу.
Обнаруженное в <данные изъяты>, ему не принадлежит, его вещей в этом доме не было, <данные изъяты> ни его и сверток в них он не хранил. Наркотические средства он не употреблял, принести ему одежду, не просил, у С были лишь вещи его <данные изъяты>
Однако, из показаний Ч. Н.Ф. на предварительном следствии в качестве подозреваемого, оглашённых в суде в порядке п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ, следует, что в <данные изъяты> он прибыл к <адрес> в районе <адрес>, где около <данные изъяты> нарвал верхние части и листья дикорастущей конопли, положил их в пакет для последующего употребления путем курения. Положив пакет в карман своих <данные изъяты> стал его хранит, а в начале <данные изъяты> оставил у С.Е. <данные изъяты>. После ареста, он попросил <данные изъяты> привезти оставленные у <данные изъяты> вещи, а <дата изъята> тот ему сообщил об обнаружении в кармане его <данные изъяты> марихуаны, которую он хранил для личного употребления. (л.д. 69-70)
При допросе в качестве обвиняемого Ч. Н.Ф. показал, что марихуану он приобрел в начале <данные изъяты> высушил её, хранил в кармане своих <данные изъяты>, которые оставил в доме у С.Е. (л.д. 177-178)
Не подтвердив эти показания в суде, Ч. Н.Ф. заявил, что давал показания в присутствии защитника, однако они не соответствуют действительности. Его не принуждали, сказали лишь, что в случае признания, наступит лишь административная ответственность.
Подсудимый А. Ф.К. в судебном заседании виновным себя в совершении преступления признал.
Подсудимый А. Ф.К. в суде показал, что встретил Ч., выпивал с ним <данные изъяты>, а когда <данные изъяты> закончилась, а <данные изъяты> на её покупку не было, тот предложил взять в одном месте <данные изъяты>. Вместе с Ч., а это было <дата изъята> в <данные изъяты>, они пришли в дом, дверь была открыта. Он понимал, что совершают кражу, что дом чужой, а кто в нем жил, ему не было известно. Первым зашел Ч., он был в <данные изъяты> от него и звуков взлома не слышал. Они взяли <данные изъяты> отнесли его к дому, расположенному в <данные изъяты> от дома, из которого они его взяли, там его продали. Ч. сам договаривался с человеком, он же деньгами не пользовался.
Суд, допросив подсудимых, потерпевшую, свидетелей, огласив показания на предварительном следствии свидетелей, не явившихся в суд, а так же подсудимого Ч. Н.Ф., исследовав заключения экспертов и другие письменные доказательства по делу, пришел к выводу о доказанности вины каждого из подсудимых в совершении инкриминируемых каждому из них деяний.
Приходя к выводу о виновности Ч. Н.Ф. в незаконных приобретении и хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, суд исходит из следующего.
Согласно протоколу осмотра места происшествия от <дата изъята>, в жилом доме по <адрес> в <адрес>, в левом <данные изъяты> принадлежащих по словам С.Е., Ч. Н.Ф., и находившихся в <данные изъяты>, обнаружен пакет с веществом буро-зеленого цвета растительного происхождения. (л.д. 61)
Свидетель К, участвовавший в данном следственном действии в качестве понятого, подтвердил, что С.Е. в доме по <адрес> указала на <данные изъяты>, в котором находились <данные изъяты>. При осмотре <данные изъяты> был обнаружен пакет с веществом - травой зеленого цвета. Документы оформлялись в опорном пункте. Пакет упаковали, опечатали, он, в присутствии З расписывался на бирке.
Аналогичные показания в суде были даны и свидетелем З, участвовавшей наряду с К в осмотре в качестве понятой. Подтвердив обнаружение в доме С по <адрес> в кармане <данные изъяты> находившихся в мешке с вещами, полиэтиленового пакета со светлым веществом, З сообщила, что вещи, по словам С принадлежат Ч.. Подтвердив, что им показали содержимое пакета и оформление документов происходило в опорном пункте, З сослалась на то, что не помнит, чтобы упаковывали пакет и она расписывалась на бирке. пто внемам Созновой цову.
<данные изъяты>
Согласно заключению эксперта <номер изъят> от <дата изъята>, вещество массой <данные изъяты> добровольно выданное С.Е., и хранившееся Ч. Н.Ф., является наркотическим средством растительного происхождения - марихуана (канабис). (л.д. 90-91)
В свою очередь, согласно справке <номер изъят> от <дата изъята>, масса изъятого по уголовному делу наркотического средства - марихуаны, составила <данные изъяты> (л.д. 63)
Согласно протоколу явки с повинной Ч. Н.Ф., он в <данные изъяты> на <адрес> нарвал для личного употребления листья дикорастущей конопли, высушил их, хранил при себе, а в начале <данные изъяты> оставил на хранение С свои <данные изъяты> с пакетом конопли в кармане, который и был выдан полиции. (л.д. 64)
Потерпевшая по делу С.Е. в суде показала, что в её доме по <адрес> в <адрес>, Ч. Н.Ф. проживал около недели в <данные изъяты>, там же оставались и его вещи. Когда <данные изъяты> спросили вещи Ч., чтобы ему передать, в доме были его <данные изъяты> тот их надевал. <данные изъяты> она пояснила, что <данные изъяты> принес Ч. Н. и он их носил. Из кармана <данные изъяты> достали сверток, развернули, там трава, <данные изъяты> сказали, что наркотики. После этого позвали понятых из администрации, которым показали <данные изъяты> и траву, однако понятые в её дом не заходили.
Из показаний С.Е. на предварительном следствии, оглашенных в суде в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ, следует, что в начале <данные изъяты> Ч. Ф.С. с Ч. Н.Ф., ночевавшие в её доме, принесли свои вещи в полиэтиленовом мешке. После их отъезда, <дата изъята>, <данные изъяты>, попросили отдать вещи Ч. Н.Ф., находившегося в <данные изъяты> и просившего их забрать. Достав из оставленного Ч. мешка <данные изъяты>, она обнаружила в кармане прозрачный полиэтиленовый пакет с веществом растительного происхождения буро-зеленого цвета со специфическим запахом конопли, о чем она и сообщила <данные изъяты>. <данные изъяты> с понятыми зашли в дом, осмотрели <данные изъяты> и пакет, который был опечатан и изъят. (л.д. 80-82)
Подтвердив эти показания в суде, С.Е. объяснила возникшие противоречия тем, что забыла о том, находились ли понятые в её доме или нет.
Свидетель Ц, <данные изъяты> по <адрес>, в суде показал, что по просьбе Ч., задержанного за совершение кражи, забрать его одежду, оставленную в доме С.Е., он прибыл к ней домой. Та, подтвердив наличие в её доме вещей Ч., пообещала их отдать. После этого С сообщила, что в кармане <данные изъяты> обнаружила сверток с веществом, похожим на анашу. Были приглашены понятые, в присутствии которых С пояснила, что обнаружила <данные изъяты> в мешке, находившемся в <данные изъяты> и продемонстрировала пакет. Поскольку в её доме было холодно, они проследовали в опорный пункт, где изъятый из кармана <данные изъяты> сверток упаковали, опечатали, он составил протокол.
Оценивая указанные выше доказательства, суд считает, что они в своей совокупности подтверждают вину Ч. Н.Ф. в незаконных приобретении и хранении наркотического средства в крупном размере.
При этом суд исходит из того, что факт обнаружения в одежде Ч. Н.Ф. наркотического средства, изъятого в соответствии с требованиями закона, подтверждается результатами осмотра жилища С.Е., её показаниями, показаниями К, З, Ц, что наряду с последовательными и полными показаниями подсудимого на предварительном следствии, содержанием его явки с повинной свидетельствует о том, что именно Ч. Н.Ф. незаконно приобрел и хранил наркотическое средство при обстоятельствах, изложенных в обвинении.
В свою очередь показания Ч. Н.Ф. о том, что наркотики он не хранил, <данные изъяты> ему не принадлежат и с просьбой к <данные изъяты> об истребовании своей <данные изъяты> он не обращался, опровергаются указанными выше доказательствами. Вместе с тем показания Ч. Н.Ф. на предварительном следствии, его явка с повинной согласуются с доказательствами обвинения, а потому и на них, как на достоверных доказательствах, суд основывает свои выводы в отношении подсудимого.
При этом суд отвергает показания Ч. Н.Ф. о введении его в заблуждение относительно последствий признания им своей вины, поскольку они опровергаются как всей совокупностью доказательств обвинения, так и последовательной позицией подсудимого, признавшего вину по ч. 1 ст. 228 УК РФ, уже после предъявления обвинения.
Не ставят под сомнение обоснованность обвинения и указанные выводы суда показания свидетеля З о том, что она не помнит об обстоятельствах упаковывания вещества, и потерпевшей С.Е. о том, что понятые в её дом не заходили, поскольку указанные противоречия обусловлены прошествием со времени события значительного времени, на что и было указано в суде названными лицами.
Не оправдывает Ч. Н.Ф. и не ставит под сомнение обоснованность обвинения признание недопустимым доказательством протокола осмотра места происшествия от <дата изъята> (л.д. 66-67), поскольку совокупность исследованных судом доказательств достаточна для правильного разрешения дела.
Признавая обвинение обоснованным, суд квалифицирует действия Ч. Н.Ф. по части 1 статьи 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ) как незаконные приобретение, хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.
Приходя к выводу о виновности Ч. Н.Ф. и А. Ф.К. в краже имущества С.Е. суд исходит из следующего.
Потерпевшая С.Е. в суде подтвердила, что из дома по <адрес> в <адрес>, предоставленного ей для проживания, в <дата изъята> пропал <данные изъяты> После её обращения в полицию, <данные изъяты> который Ч. продал за <данные изъяты>, нашли. Тот человек, которому продали её <данные изъяты> сказал, что его приносили Ч. и А. <данные изъяты> ей возвращен, он исправен.
Ч. жил в этом доме до этого, но после отъезда М, которому выделили дом наряду с ней, зайти в него без её разрешения не мог, замок был взломан. В то время она получала заработную плату около <данные изъяты>, у неё <данные изъяты>, <данные изъяты> и других источников дохода нет, ущерб для неё значительный.
Согласно заявлению С.Е. хищение холодильника <данные изъяты> произошло в <дата изъята>. (л.д. 6)
Показания потерпевшей С.Е., помимо признательных показаний самих подсудимых, подтверждаются протоколами следственных осмотров, показаниями свидетелей С.А., Д, протоколами явок с повинной подсудимых и заключением эксперта.
Так, согласно протоколу осмотра места происшествия, проведенного с участием Ч. Н.Ф. и А. Ф.К., на входной двери <адрес> в <адрес> следов взлома нет, однако в замке, который висит на металлической накладке, отсутствует сердечник. Порядок в жилище не нарушен. (л.д.8-17)
Согласно протоколу осмотра места происшествия, проведенного с участием Ч.Н.Ф. и А. Ф.К., похищенный ими и добровольно выданный С.А. <данные изъяты> обнаружен во дворе домовладения <номер изъят> по <адрес> в <адрес>. (л.д. 18-21)
Свидетель С.А., показания которого на предварительном следствии были оглашен с согласия сторон, подтвердил, что изъятый у него сотрудниками полиции <данные изъяты> он приобрел за <данные изъяты> <дата изъята> в <дата изъята> у Ч. Н., который приходил к нему вместе с А. (л.д. 25-26)
Свидетель Д, показания которой на предварительном следствии были оглашены с согласия сторон, так же подтвердила, что <дата изъята> в <дата изъята> молодой человек, а Ч. указал, что это был он, приобрел в <данные изъяты>, <данные изъяты>, расплатившись одной купюрой достоинством <данные изъяты>. (л.д. 28-29)
Подсудимый А. Ф.К. добровольно сообщил о том, что <дата изъята> около <дата изъята> совместно с Ч. Н. похитил из дома С.Е. <данные изъяты>, который продали жителю <адрес>, что подтверждается протоколом явки с повинной от <дата изъята>. (л.д. 43)
О совершении совместно с А. Ф.К. из дома по <адрес> в <адрес> кражи <данные изъяты> <дата изъята> добровольно сообщил и Ч. Н.Ф., что так же подтверждается протоколом его явки с повинной от <дата изъята>. (л.д. 37)
Рыночная стоимость похищенного <данные изъяты> подтверждается заключением эксперта <номер изъят> от <дата изъята>, согласно выводам которого она составляет <данные изъяты>. (л.д. 99)
Согласно выводам заключения эксперта <номер изъят> от <дата изъята> навесной замок не исправлен и был взломан в запертом положении путем вырывания цилиндрового механизма из корпуса замка. (л.д. 100)
Оценивая указанные выше доказательства, которые последовательны, не противоречивы в существенных деталях, логичны, а в своей совокупности достаточны для правильного разрешения дела, суд считает, что они полностью подтверждают вину Ч. Н.Ф. и А. Ф.К. в совершении умышленного тяжкого преступления.
При этом показания Ч. Н.Ф. и А. Ф.К. в суде относительно обстоятельств совершения кражи, равно как и их явки с повинной, большей частью согласуются с показаниями потерпевшей, свидетелей, с результатами следственных осмотров, а потому и на них, как на достоверных доказательствах, полученных с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, суд основывает свои выводы в отношении каждого из подсудимых.
Вместе с тем показания Ч. Н.Ф. в той части, что он имел свободный доступ в жилище С.Е. и не взламывал замок на входной двери, опровергаются как показаниями потерпевшей, так и характером взлома навесного замка, в то время как показания подсудимого о характере проникновения в чужое жилище опровергаются заключением эксперта <номер изъят> от <дата изъята>. На то, что показания подсудимого в этой части обусловлены линией защиты так же указывают порядок в жилище, хищение лишь <данные изъяты> при том, что С.Е. присматривала за домом, закрытом ею на замок. Показания А. Ф.К. о том, что он не слышал звуков взлома, не опровергают доводы обвинения в этой части, поскольку он шел следом за Ч. и находился на определенном расстоянии от него.
Суд, считая обвинение и в этой части обоснованным, квалифицирует действия Ч. Н.Ф. и А. Ф.К., каждого, по пункту «а» части 3 статьи 158 УК РФ как кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенная группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину.
Поскольку каждый из подсудимых при совершении преступления незаконно проникал с целью кражи в жилище, являющегося строением, предназначенное для постоянного или временного нахождения людей и размещения материальных ценностей, и выделенное потерпевшей для проживания, квалифицирующий признак «с незаконным проникновением в жилище» нашел своё подтверждение.
Подсудимые предварительно договорились о совершении кражи, о чем свидетельствуют и показания подсудимых в этой части, и совместные и согласованные действия каждого из соучастников как в процессе хищения, так и при распоряжении похищенным имуществом. Указанные обстоятельства подтверждают наличие квалифицирующего признака «группой лиц по предварительному сговору» по совершенной Ч. Н.Ф. и А. Ф.К. краже имущества С.Е.
С учетом стоимости похищенного, имущественного положения потерпевшей, размера её ежемесячной заработной платы и значимости для неё похищенного, суд считает, что хищением имущества общей стоимостью <данные изъяты>, превышающей указанные в примечании к ст. 158 УК РФ <данные изъяты>, потерпевшей причинен значительный ущерб.
Определяя вид и размер наказания, суд в соответствии со ст. ст. 6, 43, 60, 62, 67 УК РФ учитывает характер и степень общественной опасности каждого из преступлений, относящихся к категориям тяжких и небольшой тяжести, личность виновных, из которых А. Ф.К. <данные изъяты>, наличие смягчающих и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, характер и степень фактического участия каждого из подсудимых в краже, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного вреда, влияние назначенного наказания на исправление осужденных.
В качестве обстоятельств, смягчающих наказание, суд в соответствии со ст. 61 УК РФ, признаёт признание Ч. Н.Ф. и А. Ф.К. своей вины в краже, явки с повинной, способствование признательными показаниями Черницова Н.Ф. на предварительном следствии в части наркотического средства, раскрытию и расследованию преступлений.
Обстоятельств, отягчающих наказание в соответствии со ст. 63 УК РФ, в действиях А. Ф.К. и Ч. Н.Ф. не содержится.
Суд не находит оснований для изменения категории преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, в совместном совершении которого обвиняются подсудимые, на менее тяжкую, в соответствии с частью шестой статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации.
С учетом указанных обстоятельств, суд считает, что справедливым наказанием является для каждого из подсудимых лишение свободы, поскольку только оно может обеспечить достижение целей наказания.
С учетом имущественного положения подсудимых, сведений об их личности, характера и обстоятельств совершенного ими совместно тяжкого преступления, дополнительные наказания в виде штрафа и ограничения свободы Чю Н.Ф. и А. Ф.К. по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ назначаться не должны.
Суд приходит к выводу о возможности исправления А.Ф.К. без реального отбывания наказания, а потому постановляет считать назначенное указанному подсудимому наказание условным в соответствии со ст. 73 УК РФ, в то время как исправление Ч. Н.Ф. возможно лишь в условиях реальной изоляции от общества с отбыванием, в соответствии с ч. 1 ст. 58 УК РФ в исправительной колонии общего режима.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 304, 307- 309 УПК РФ, суд
ПРИГОВОРИЛ:
Признать Ч. Н. Ф. виновным в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ) и пунктом «а» части 3 статьи 158 УК РФ и назначить ему наказание
по части 1 статьи 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ) в виде лишения свободы на срок ОДИН год,
по пункту «а» части 3 статьи 158 УК РФ в виде лишения свободы на срок ДВА года без штрафа и без ограничения свободы.
В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности указанных преступлений назначить Ч. Н.Ф. окончательное наказание путем частичного сложения в виде лишения свободы на срок ДВА года ДВА месяца без штрафа и без ограничения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.
Признать А. Ф. К. виновным в совершении преступления, предусмотренного пунктом «а» части 3 статьи 158 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок ДВА года без штрафа и без ограничения свободы.
В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное А. Ф.К. наказание считать условным с испытательным сроком ДВА года, в течение которого осужденный должен доказать своё исправление.
Срок отбывания наказания Ч.Н.Ф. исчислять с <дата изъята>.
Зачесть в срок отбывания наказания Ч. Н.Ф. время предварительного его содержания под стражей по настоящему уголовному делу с <дата изъята> по <дата изъята>.
Меру пресечения в виде заключения под стражу оставить в отношении Ч. Н.Ф. до вступления приговора в законную силу без изменения.
Контроль за отбыванием наказания А. Ф.К. возложить на филиал по Икрянинскому району ФКУ «УИИ УФСИН России по Астраханской области».
Запретить А. Ф.К. в период испытательного срока менять место жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, обязать осужденного проходить один раз в два месяца регистрацию в уголовно-исполнительной инспекции и отчитываться о своем поведении.
Меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении в отношении А. Ф.К. оставить до вступления приговора в законную силу без изменения.
Вещественные доказательства - наркотическое средство, марихуану, навесной замок, трико, брюки - уничтожить, чек, сервисный сертификат - возвратить потерпевшей С.Е.
Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в течение 10 суток со дня провозглашения в судебную коллегию по уголовным делам Астраханского областного суда, а осужденным, находящимся под стражей, в тот же срок и в том же порядке со дня вручения копии приговора.
Осужденные вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.
Приговор постановлен и отпечатан в совещательной комнате.
Судья В.А. Кузнецов

http://ikryaninsky.ast.sudrf.ru/modules.php?name=bsr&op=detailed_card&srv_num=1&id=30600081207131522168431000182299
Категория: Приговоры судов (разное) | Просмотров: 612 | Добавил: ikryanoe | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]